«Академия-Центр» - страница 6

^ "Я, МАМА И ДЕТСКИЙ САД"
А знают ли взрослые ребенка и, главное, хотят ли его знать?

Анализ психолого-педагогической литературы, изучение "Программы воспитания и обучения в детском саду", знакомство с опытом работы многих воспитателей позволяют говорить о том, что воспитательный процесс в детских уч­реждениях стал очень напоминать схему материального про­изводства: постановка цели, подбор соответствующей техно­логии к исходному материалу и получение продукта с зара­нее заданными свойствами, где цель — задачи воспитания, технология — методы и приемы передачи знаний, умений и навыков, исходный материал — ребенок, продукт — ребе­нок при переходе на следующую возрастную ступень. Схема материального производства перенесена на область произ­водства духовного.

Воспитание личности невозможно без ее знания и пони­мания. Воспитатели нередко снисходительно относятся к ре­комендациям психологов, а часто просто игнорируют их. Жизненный опыт и здравый смысл играют неоценимую роль в воспитании, но жизнь стала сложнее, а потому вос­питание без специальных знаний психологии, физиологии, гигиены и многого другого — это воспитание "на авось". Важнейшим условием эффективности воспитания является глубокое понимание личности воспитанника, его индивиду­альных особенностей, высокая требовательность к испытуе­мому, уважение к нему (по A.C.Макаренко). Требователь­ность, хотя и не всегда целенаправленную и последователь­ную, воспитатели к детям предъявляют. Что же касается ува­жения к личности ребенка — это еще не стало незыблемым принципом деятельности всех без исключения педагогов. И выражается такое неуважение чаще всего в авторитарном стиле руководства, а то и просто в педагогической бестакт­ности.

У одних взрослых неуважение к ребенку свидетельствует об их низкой общей культуре, у других — о том, что в лице ребенка они видят лишь объект педагогических воздействий. Но ведь уже с 3—4 недель своей жизни в эмоциональных проявлениях — улыбке и плаче — ребенок выражает свое активное и личное отношение к окружающим. С появлением речи его отношения обогащаются, усложняются, как обога­щается и усложняется система отношений, в которую он включен. И с его личными отношениями окружающие взрослые вынуждены считаться, действуя так или иначе в зависимости от его поведения. Как все сложное начинается с элементарного, так и личность начинается с незначительно­го проявления собственного Я. Ребенок — всегда субъект воспитания, он — человек мыслящий (в меру возрастных возможностей), чувствующий, своеобразно обобщающий свой жизненный опыт, выбирающий, как вести себя, ка­ким быть. Поэтому для того, чтобы понять ребенка, просто необходимо знать, как он видит окружающий мир, своих родителей, сверстников, себя, как интерпретирует происхо­дящее. Его хорошее или плохое поведение — не навык, ко­торый надо поощрять или пресекать, а личностное отноше­ние. Оно является результатом внутренней активности, ос­мысления реальности и имеет для ребенка определенный смысл, который не всегда может быть очевиден со стороны, но именно отношения, а не внешние обстоятельства опреде­ляют его поведение, формируют его личность.

В практической психологии для изучения личности ре­бенка и межличностных отношений весьма часто использу­ются рисуночные тесты. Исторически использование графи­ческих методик связано с общим развитием "проективной психологии". Росту интереса к рисуночным методикам спо­собствуют фундаментальные монографии таких зарубежных и отечественных авторов, как К.Маховер, В.Хьюлс, Р.Бернс, С.Кауфман, В.Вульф, С.Болдырева, М.Кольцова, А.3ахаров, В.Мухина, Г.Хоментаускас.

Так, исследование, проведенное Г.Хоментаускасом (1989), позволяет использовать методику рисования семьи как процедуру, отражающую в первую очередь переживания и восприятия ребенком своего места в семье, отношение ребенка к семье в целом и отдельным ее членам. Рисуночный тест можно использовать и для выявления особенностей как внутрисемейных отношений, так и отношения ребенка к детскому саду — сверстникам, воспитателю, совместной де­ятельности.

Мы провели такую работу с детьми в нескольких детских садах и получили 100 детских рисунков по теме "Я, мама и детский сад". Соответственно заданию дети объединяли на рисунках членов семьи и сюжет из жизни в детском саду. В большинстве рисунков детей отображена жизнь в детском саду. Видимо, те дети, которые отобразили в рисунках се­мью, более сконцентрированы на внутрисемейных отношениях: это для них сильнее, важнее, более значимо, чем дет­ский сад.

Процедура диагностики рисуночного теста известна, она предполагает определенные условия — изображение должно быть сделано на листе белой бумаги, размером 15х20 или 21х29 см, для рисования используются цветные карандаши, ластик.

При анализе детских рисунков нас интересовали такие их элементы, как

— структура рисунка;

— расположение на рисунке фигур и других предметов;

— особенности нарисованных фигур.

СТРУКТУРА РИСУНКА "Я, МАМА И ДЕТСКИЙ САД". Дети, переживающие эмоциональное благополучие в семье и детском саду, рисуют полную семью и яркий сюжет из жизни в детском саду, включающий сверстников, воспи­тательницу, или объединяют все это в общий сюжет "Мама ведет меня в детский сад", почти все рисунки такого харак­тера отражают приход ребенка в детский сад. Искажение ре­ального состава семьи заслуживает пристального внимания, т. к. за этим почти всегда стоит эмоциональный конфликт, недовольство семейной ситуацией. В отношении к детскому саду эмоциональный конфликт, неудовлетворенность пред­ставлены рисунками, на которых вообще не изображены люди. Такое защитное избегание образов конкретных людей при выполнении задания встречается редко. За подобными реакциями, по всей видимости, кроются: травматические переживания, связанные с семьей или детским садом; чув­ство отверженности, незащищенности, высокий уровень тревожности, в целом — психическое нездоровье.

Есть рисунки, изображающие воспитателей и помощни­ков воспитателей. Вероятно, эти дети именно со взрослыми связывают свое благополучие, защищенное пребывание в детском саду, или это указывает на сильную зависимость от взрослого.

Интерес представляют рисунки, на которых ребенок изображает себя одного или с куклой. Это может указывать на различное психическое содержание. Например, в рисун­ках, где Я изображено схематично, мелко, где деталями и цветовой гаммой создан негативный эмоциональный фон, можно предполагать присутствие чувства отверженности, покинутости и, возможно, аутических тенденций, агрессии. В другой группе рисунков, представляющих Я, изображение крупное, но без особых декоративных деталей. Это можно интерпретировать как несформированность чувства общнос­ти и эгоистичность.

Определенную информацию об эмоциональных пережи­ваниях предоставляют рисунки, в которые дополнительно к изображениям членов семьи включены образы двоюродных родственников. Это может свидетельствовать о потребности в равноправных, кооперативных связях. Презентация в рисун­ке животных указывает на неудовлетворенные аффилиативные потребности, желание занять охраняющую, родительс­кую позицию.

РАСПОЛОЖЕНИЕ ФИГУР И ПРЕДМЕТОВ НА РИ­СУНКЕ. Расположение на рисунке фигур указывает на не­которые психологические особенности взаимоотношений. Сам анализ расположения по своему содержанию созвучен с проксемической оценкой группы людей, с той разницей, что рисунок — это символическая ситуация, создание и структурирование которой зависят только от одного челове­ка — автора рисунка. Это обстоятельство обязывает (как и при других аспектах анализа) различать, что отражает рису­нок — субъективно реальное (воспринимаемое), желаемое или то, чего ребенок боится, избегает.

Изображение членов семьи с соединенными руками, объединение их общей деятельностью являются индикатора­ми психологического благополучия, восприятия интегративности в семье или группе сверстников, включенности в группу. Рисунки с противоположными характеристиками — разобщенность изображенных фигур, разделение их другими деталями рисунка — могут указывать на низкий уровень эмоциональных связей. Представляют интерес рисунки, на которых кто-нибудь из членов семьи изображен со спины, — это может свидетельствовать о негативном отношении ребен­ка к нему; об угрозе, исходящей от него, или может быть связано с реальным отчуждением этого члена семьи, с малой значимостью его для ребенка.

Изображение сюжетов из жизни детского сада также можно анализировать с точки зрения расположения фигур или других предметов на листе бумаги. Например, на рисунке изображена девочка с подругами, гуляющая по группо­вой комнате детского сада. Девочки расположены в ряд, близко друг к другу, занимают значительную часть на листе бумаги; дополнительные объекты расположены сверху (как будто сзади), сбоку и занимают меньшую площадь на листе бумаги. Это можно интерпретировать как позитивные взаи­моотношения со сверстниками, удовлетворенность занимае­мым статусом.

Свои эмоциональные связи и отношения дети могут изображать и посредством физических расстояний. То же значение имеет отделение членов группы объектами, деле­ние рисунка на ячейки, по которым расположены либо чле­ны семьи, либо сверстники. Такие презентации указывают на слабость позитивных межличностных связей. Для ряда представленных рисунков характерны деление рисунка на составные части — верхнюю, среднюю и нижнюю, отграни­чение отдельных фрагментов рамкой от основного сюжета рисунка, деление листа пополам чертой.

Определенный интерес представляет рисунок, на кото­ром члены семьи повернуты спинами друг к другу; папа нарисован уходящим, дочка и мама изображены вполоборо­та к смотрящему на рисунок, но спинами друг к другу, их действия независимы, разрознены, как будто в семье отсут­ствуют общие интересы и положительные эмоциональные контакты — каждый занят своим делом, не мешает, но и не помогает другим.

На одном из рисунков изображен мальчик отдельно от своих родителей, в его представлении он отвержен, его "по­местили" в детский сад, а родители тем временем гуляют — над ними светит солнце. Это может свидетельствовать о не­включенности ребенка в группу — вне семьи, в детском саду он чувствует себя одиноким.

Информативен рисунок мальчика, изобразившего себя со своими родителями. Они стоят, взявшись за руки, над ними светит солнце, а в другой части рисунка изображена машина "скорой помощи" с выраженным сигналом, отде­ленная от семьи предметом, как будто от машины исходит угроза семейному объединению, общности. Ребенок нарисо­вал себя в центре семьи — он крепко держит за руки маму и папу, как будто боится, что останется один. Вероятно, это указывает на большую занятость родителей на службе, на то, что они редко бывают вместе.

Интересен рисунок, на котором изображен "уголок при­роды" в детском саду и девочки, рассматривающие растения. По пространственному расположению предметов и фигурок девочек рисунок можно интерпретировать так: в комнатах детского сада уделяется много места оснащению, оборудова­нию различных зон деятельности, но для самих детей, для их собственной активности площадь очень ограничена, что развивает чувство неуверенности — как бы чего не нару­шить, не задеть, не разбить.

АНАЛИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ НАРИСОВАННЫХ ФИ­ГУР. Особенности графического представления отдельных членов группы могут дать информацию большого диапазо­на: об эмоциональном отношении ребенка к отдельным чле­нам группы, о том, как ребенок их воспринимает, о "Я-образе" ребенка, его половой идентификации.

При оценке эмоционального отношения ребенка к чле­нам группы обращается внимание на следующие графичес­кие признаки:

а) количество деталей тела. Присутствие головы, волос, ушей, глаз, зрачков, ресниц, бровей, носа, щек, плеч, рук, ладоней, пальцев, ног, ступней;

б) декорирование — детали одежды, украшения, шапка, воротник, бусы, галстук, банты, карманы, ремень, пугови­цы, элементы прически, сложность одежды, украшения, узоры на одежде и т. д.;

в) количество использованных цветов для рисования фигуры.

Как правило, хорошие эмоциональные отношения с че­ловеком выражаются в позитивной концентрации внимания и усилий ребенка при изображении этого человека, а следо­вательно, в большем количестве прорисованных деталей тела, декорировании, использовании различных цветов. Цвета выбираются яркие, чистые. Само графическое изобра­жение отличается четкостью. И наоборот, негативное отно­шение к человеку выражается в большей схематичности, неоконченности его графического представления.

О восприятии других членов группы и "Я-образа" рису­ющего можно судить на основе сравнения величин фигур, особенностей презентации отдельных частей тела и всей фи­гуры в целом.

Как правило, дети крупно рисуют взрослых, что соответ­ствует их действительным сравнительным габаритам, однако нередко встречается несоответствие реального соотношения величин членов семьи или других взрослых, "Я-образа" и сверстников. Ребенок рисует себя выше и шире родителей, выше своих сверстников, наравне с домом, деревом. Объяс­няется это тем, что для ребенка величина фигуры является средством, при помощи которого он выражает силу, превос­ходство, значимость, доминирование. Именно так можно ин­терпретировать рисунок ребенка, неудовлетворенного своим статусом. Символически увеличив свой рост, он компенсиру­ет эту неудовлетворенность. Отсутствие на лице носа, на голо­ве ушей может свидетельствовать о замкнутости, невысоком уровне контактов. Значительно меньшими — по сравнению с другими членами семьи — рисуют себя дети, которые чув­ствуют свою незначительность и ненужность или требуют за­боты со стороны родителей. Иллюстрацией могут служить ри­сунки детей, которые изобразили себя и своих родителей не­высокими, очень схематично, а другие предметы — дома, деревья, машины, самолеты — прорисовали достаточно тща­тельно, крупно. Вероятно, это "недолюбленные" дети, чув­ствующие себя незначимыми. Противоположными являются те рисунки, в которых соблюдены пропорции всех нарисо­ванных фигур, как правило, папа изображен выше мамы по росту, дети в среднем на 1/3 ниже своих родителей. По интер­претации, предложенной Г.Хоментаускасом, авторы этих ри­сунков эмоционально уравновешены, не испытывают конф­ликтов в межперсональных отношениях, принимают своих родителей и приняты ими.

Очень редко встречаются рисунки, где единым сюжетом объединены семья ребенка и детский сад. Подобные изобра­жения свидетельствуют о положительном психическом раз­витии в целом, интеллектуальном и эмоциональном. Рас­смотрим подробнее один из таких рисунков. Папа, мальчик и мама вырисованы с особой тщательностью, не пропущены никакие части тела, лица выразительные, одежда аккурат­ная, но не изобилует декоративными деталями. Отношение к детскому саду также позитивное — здание детского сада вы­сокое, многоэтажное, в изображении использованы яркие краски. Изображение солнца указывает на жизнелюбие ре­бенка, умение радоваться.

Особый интерес для понимания внутренних пережива­ний ребенка представляют портреты воспитателей и помощ­ников воспитателей. По количеству их немного, но интер­претировать их можно по-разному. Есть рисунки-портреты, свидетельствующие о позитивном отношении детей к детс­кому саду, выраженном признании значимости воспитате­лей и помощника воспитателя. Лица нарисованы крупным планом, выписаны с особой тщательностью глаза, губы, волосы, щеки; шея либо украшена бусами, либо воротни­ком с пуговицей, либо брошью, в ушах — серьги. Изобра­жение свидетельствует о благополучных взаимоотношениях, о чувстве безопасности, исходящем от взрослого, о желании с ним контактировать. Есть изображения с другой характе­ристикой. Это тоже портреты воспитателей. Но способ графи­ческого изображения свидетельствует об отрицательных пере­живаниях ребенка в связи с этим взрослым. В одном случае — это небрежно заштрихованные губы на лице воспитателя, что можно интерпретировать как исходящие от него замечания, запреты, как непонимание речи взрослого. В другом случае — это подтирание изображения глаз, что указывает на чрез­мерный контроль, надзор, недоверие к детям, ограничение самостоятельности детей.

Итак, используя графические методы, можно проанали­зировать межличностные отношения детей в группе сверстни­ков, со взрослыми, окружением, оценить их эмоциональное самочувствие. Результаты этой работы могут свидетельство­вать о гармоничном или дисгармоничном развитии личности ребенка. Рисунки детей, беседы с детьми по поводу нарисо­ванного убеждают, что дети адекватно осознают и оценивают свое положение, улавливают симпатии и антипатии co cтopoны взрослых или сверстников. Как свидетельствует большин­ство рисунков, для детей более значимой является семья, но и детский сад — сверстников, воспитателей — многие из них эмоционально воспринимают позитивно. Однако мы получи­ли немало детских рисунков, которые указывают на неблаго­получие, тревожность, "потерю себя", говорят нам о недо­статках, ошибках в организации жизни детей в детском саду, об отсутствии положительных эмоциональных контактов в семье. Каждый из этих детей нуждается в дополнительном наблюдении, обследовании и помощи. В детском саду хорошо должно быть каждому ребенку. Особого внимания требуют дети, в семье которых случилось несчастье.

7248340432306331.html
7248478515346320.html
7248568366184318.html
7248713394586033.html
7248811083639256.html