Центр Детской Книги 90 Лидер чтения: 102 Чествование лучших читателей года 102 победителей конкурс - страница 3

^ Парад читательских пристрастий СОБДиЮ

Читатели Свердловской областной библиотеки для детей и юношества вступили в дружескую переписку с известным писателем Артуром Александровичем Гиваргизовым. Потому что им очень нравятся книги этого веселого автора, они обсуждают их, делают иллюстрации, создают свои мини-указатели. Злата Вячеславовна Хрептович, организовавшая этот увлекательный процесс, представила несколько вопросов, заданных читателями писателю, нашему журналу:


Клёвый рассказ "Гематоген". Юмора много, поучаете. Вступления нет, а жаль. (Балашова Анастасия, 43 шк., 4бкл.)


Хотелось бы встретиться и поболтать, а сейчас прощаюсь. (Белобородова Александра)


Рассказы интересные, потому что короткие. (Потапова Настя)


Мне понравилось в вашей книге все, кроме одного – Вы пишите маленькие рассказы. Желаю здоровья, долгожития. (Поликарпова Мария)


Интересно героев описываете. А почему как-то не с начала начинаете? Вопросов пока нет. (Лобанова Юля)


Мне кажется, рассказы будут веселее, когда Сережка и Сереберцева попадут в лес и долго-долго будут выбираться оттуда. В Ваших рассказах нет сюжета. (Варфоломеева Алена)


Правильно, что о жизни школьников пишите. О нас все забыли. Героев в рассказах маловато. Почему? Напишите ответ. (Громов Степа)


Твои рассказы в общем очень хорошие, но иногда ты перегибаешь палку с действиями героев. Кстати, не надо особенно заполнять разговоры героев словами из нашего лексикона. Это выглядит наигранно, даже хулиганы не могут толкнуть учителя в лужу, это же нужно платить за химчистку вещей. У хулиганов карман не резиновый. Советую больше правдоподобности. (Громов Степан)


Уважаемый писатель! Почему Вы пишите ни с того ни с сего? Почему вы ведете разговор только с двумя лицами? (Балашова Анастасия)


Мне понравилась в Ваших рассказах простота написания. (Токарев Леша)
^ Книги нашего детства
Юные библиотекари

Шматова Евгения Александровна

Редактор сайта СОБДиЮ

Вот такая вот тема. Любимая книга детства. Какой она должна быть, чтобы запомниться навсегда? Наверное, яркой и красивой, с большими буквами, небольшая по объему и на ее страницах должно быть много белого пространства для моих фломастеровых шедевров, не признанных родителями и жестоко обозванных "каракулями". Книгой детства может быть сказка. Скорее всего, именно она и будет. Прекрасный принц спасает прекрасную принцессу от ужасного "существа", или нет….. Злая Баба-Яга мешает простому русскому богатырю в драных штанах и лаптях спасать тридесятое государство. Вот меня всегда интересовало - где это, и почему кто-нибудь, кого-нибудь обязательно должен спасать? Сказку любят все, но, к сожалению, этот жанр не встречается в реальной жизни. И когда мы взрослеем, то сказки отходят на второй план, а со временем вообще забываются. Что же тогда может претендовать на звание любимой книги детства? Может быть, фантастика? Зачаровывающий мир фей и волшебных палочек…или может, атакующие Землю пришельцы из дальней галактики? О! Путешествие во времени! Что может быть более захватывающим? И, конечно, любовь… Это следующий жанр, который мы осваиваем с возрастом. Первая, красивая, печальная, жестокая, дерзкая, злая, фантастическая, всепоглощающая. Для кого-то этот жанр остается любимым и единственным до конца учебником или пособием для урока под названием "жизнь". Но я считаю, что, читая и упиваясь красивой жизнью романов, человек теряет индивидуальность. Забывает свои мечты, живя чужими. Детективы. Кто их не читал? Наверно все, начиная от детских расследований: куда же подевался "Слон полосатый. Большой. Характер добрый, нежный. Очень любит рыбий жир", заканчивая жесткими, криминальными и порой безвкусно описанным подобием криминальной "жизни". Конечно непревзойденным автором, опять же, по моему мнению, всегда будет Агата Кристи. Прочитав, на первом курсе "Убийство в Восточном экспрессе", я поняла, что детективы могут быть классикой. Того же не могу сказать о "шедеврах" Донцовой, Шиловой, Марининой и многих других тётенек, претендующих на звание "писательниц-детективщиц", и почему- то так популярных среди "трамвайно-троллейбусных обитателей". Ну вот никогда Евлампия Романова не станет Миссис Марпл!

Я еще долго перечислять могу разные жанры, но к определенному ответу фвряд ли приду. Не потому, что не знаю что написать, а потому что где-то до 10 класса я совершенно не любила читать. Причиной отвращения к литературе в целом была учительница, которая, не прислушиваясь к мнению учеников о прочитанном, настаивала на том, что именно ее точка зрения и есть истина, которой все должны придерживаться. Возможно, все бы так и закончилось, но на летних каникулах мне в руки случайно попала книга Достоевского "Преступление и наказание", которая стала для меня пропуском в мир литературы. Читая ее, в моем сознании рисовались кадры жизни Петербурга не Достоевского, а Петербурга реального, того, что знаю я. И Раскольников был современным молодым человеком, в приспущенных джинсах на 2-3 размера больше, футболке, с рюкзаком на спине и банкой пива в руке. Почему так получилось? Я не знаю. Возможно, это произошло после того, как на экранах телевизора появился фильм "Ромео и Джульетта", снятый таким образом, что действие происходит не в средневековой Вероне, а в современном Нью-Йорке, где есть банды, мафия, смерть, но во все это ничто перед любовью.

"Моя книга детства….". Я ее не помню. Зато помню стихотворение, которое когда-то давным-давно прочитала мне бабушка на ночь:

"Если где-то нет кого-то,

Значит, кто-то где-то есть.

Только где он этот кто-то

И куда он мог залезть?"


^ Лобова Ольга,

Ведущий библиотекарь отдела обслуживания СОБДиЮ

Когда мне было 10 лет, подружка подарила мне на 8-е Марта подарила книгу. Это у нас традиция – на 8 марта дарить друг другу книжки. Это был К. Грехем "Ветер в ивах". Такой тяжелый, красочный, с картинками том. А какой интересный и захватывающий!

Наверное, с этой книги начинаешь любить романтику дороги. И так хочется "встать на тропу испытаний", которая так волнует, ведь она такая нехоженая! Жарким летом хочется отправиться в путешествие в фургоне странствий, холодной зимней ночью оказаться в гостях у радушного хозяина, пройти бок о бок с героями все их приключения. А, возвращаясь, домой, пройти мимо незнакомой деревеньки и увидеть в незашторенных окнах ее обитателей.

Но больше всего хочется отправиться на остров, где в ивах гуляет ветер, где живут певчие сны и яркой чистоте предрассветного мига потонуть во взоре всемогущего Друга, и когда первые лучи позолотят глаза – забыть о чудесной встрече, забыть, чтобы не погибнуть от нестерпимой тоски в плену у собственной памяти. Чтобы очнуться, не помня щемящей душу бездны восторга и страха, и снова вернуться к земным радостям, и снова удивляться прекрасному миру.


^ Замятина Елена Сергеевна,

Ведущий библиотекарь отдела обслуживания СОБДиЮ

Детство – это самая сказочная и волшебная пора жизни. Только в детстве тебе кажется, что весь мир полон чудесных фей и волшебников. Но суровая жизненная действительность, так или иначе, берет верх над волшебным детским миром. И постепенно ты попадаешь во взрослый мир с его правилами и законами. Единственное, что остается неизменным – это любовь к детской книге, которую ты когда-то зачитывал до дыр. Рассматривая до мельчайших деталей каждую иллюстрацию.

Одной из самых любимых книг моего детства была сказка Шарля Перро "Золушка". Когда я впервые прочитала эту сказку, она просто околдовала меня своим волшебством. До слез было жалко бедную Золушку. Очень хотелось ей помочь, настолько сильным было мое восприятие сказки. Казалось, что это все на самом деле, и я ощущала частичку Золушки в себе. Ее доброта умиляла, хотелось быть такой же, как она - красивой, доброй и несчастной. О! эти хрустальные туфельки! Как я мечтала о них! И даже просила купить маму мне точно такие же. Каждая девочка мечтает поехать на бал и встретить там самого настоящего прекрасного принца. Эта сказка до сих пор продолжает жить в моем сердце. И, безусловно, она самая главная из всех любимых книжек детства. А волшебный бой часов, как он завораживал! Я помню, в доме у моей бабушке были такие часы. И когда в 12 часов они грозно били, отчитывая время, я жутко вздрагивала и ждала. Ждала, когда все мой игрушки оживут, и начнут разговаривать, или появится фея, и я поеду на бал. Ведь часы волшебные, как в сказке у Золушки. А потом я засыпала, так и не узнав, оживали ли мой игрушки, и приходила ли фея или нет.

Прошли годы, я повзрослела. Сменились взгляды и интересы, появились взрослые проблемы. А эту сказку будут читать мои дети, внуки и правнуки.


^ Брыкова Ольга Ивановна,

Главный библиотекарь отдела обслуживания СОБДиЮ


Бесчисленны чудеса

Волшебной страны,

и целой человеческой жизни

не хватило бы узнать их все

А. Волков


Вы верите в чудеса? Волшебная страна на самом деле существует и это знает каждый ребенок, прочитавший книги Александра Мелентьевича Волкова. Даже сейчас с закрытыми глазами могу нарисовать карту этой удивительной сказочной страны, ведь я там бывала не один раз.

Давным-давно это было, великий волшебник Гуррикап потрудился на славу: наделил даром речи животных и птиц, заставил цвести вечное лето, отгородил сказочный уголок земли горами и Великой пустыней, чтобы жил там своей жизнью забавный народец: мигуны, прыгуны, болтуны, жевуны, рудокопы. Летом приезжая к бабушке на каникулы в Казахстан, мы с двоюродной сестрой Галиной любили уходить в степь и лазить по каменным сопкам. Там мы были в своей стихии: прыгали, бегали, вечно что-то искали, прятали, писали записки, любовались на вечерний закат и придумывали разные истории. Мы верили, что где-то, совсем рядом, есть Волшебная страна, только как туда попасть мы не знали.

Собирались в путешествие основательно: вставали рано утром ни свет, ни заря, брали бабушкины пирожки, крыжовник, пару яблок и колодезной воды, чтобы не умереть от жажды, и отправлялись в путь. Мы были уверены, что на этот раз нам повезет и злая Гингема не сможет нам помешать. Возвращались уставшие, но довольные своей маленькой тайной, новым открытиям.

Прошли годы, мы выросли и уже со смехом вспоминали необычные приключения, как мама привезла из Казахстана маленького пушистого щенка. Назвали его Бимом. Как он похож на сказочного Тошку! Именно о таком щенке я и мечтала, о настоящем друге, который пойдет с тобой на край света. Чудеса? Да, они есть на самом деле. Вы все еще не верите? Тогда запишитесь в летнюю Школу сказочных наук, она открыта для всех желающих. Девиз школы: "Фантазируй и мечтай, книжки новые читай!"


^ Постбальзаковские библиотекари

Я, Логинова Надежда Васильевна, 47 лет, категорически заявляю: почему в детстве мне не дали прочитать книгу Джин Уэбстер "Длинноногий дядюшка"? Вся моя жизнь сложилась бы по-другому, я уверена!!! В противном же случае (что и произошло) долгие-долгие годы мне пришлось идти русским эмпирическим путем проб и ошибок.

Нет, я не скажу, что ничего не читала или читала совсем не то. Мои интересы метались. В путешественников, о которых моя мама, учитель географии, рассказывала на уроках (это была какая-то литературная география, потому что я определенно помню художественное зачитывание ею книги Н. Чумаченко "Человек с Луны" и дневников М. Пржевальского) я влюблялась бесповоротно как главных мужчин своей жизни. В результате их оказалось несколько. Они были мужественны, отважны, у них были бороды. С ними не сравнится ни один герой. Если бы я была мальчиком сегодня и меня попросили бы написать список, то я бы подписалась "Искренне ваш Сашка Сысолятин" – и все книги Жюля Верна вам в подарок! Джоан Роулинг мне бы тоже понравилась, потому что "2 Золушки в одном флаконе" – Гарри (в первых книгах о своих же приключениях) и сама Джоана, писавшая эти сказки с грудным младенцем на руках где-то на краешке стула в кафе, чтобы не платить за отопление в квартирке и экономить. Где-то там в Англии она сидела. Но я сидела в уголке России, в уголке дивана, читала книги о пионерах-героях и громко рыдала (Н.Надеждина "Партизанка Лара" – о самой красивой девочке-партизанке, на обложке-то видно). Потом я прочитала "А зори здесь тихие" и зарыдала еще громче. Когда Лиза Бричкина тонула в болоте (в этот момент я явственно слышала вокализ Лизы из одноименной оперы), я, юная читательница, совсем отяжелела от слез и практически потеряла сознание. Моему папе (из поколения фронтовиков, которых остался на тот момент 1%), увидевшему такую душераздирающую картину, пришлось здорово потрепать меня по щекам. Вот именно отсюда, с этого момента следует искать мое желание заниматься вопросами патриотического воспитания без истерик.

Вообще я честно могу признаться сегодня, что лучшие книги для меня в то время – когда пожалеть кого-нибудь надо было. Помните книгу А. Бруштейн "Дорога уходит в даль"?

Короче, слезоточивая женская тема явственно стала преобладать над приключенческой мужской. Мой гендер формировался весьма определенно. Причем женщины типа Жорж Санд мне явно не нравились (и на картинке в книге Андре Моруа из серии ЖЗЛ, и по своему отношению к несчастному Фредерику Шопену). Как оказалось, мне тогда было 12 лет – неужели и любовные сцены в Венеции, где Аврора Дюдеван была так неприятна (по тем воспоминаниям), а Шопену было так неприятно, что-то там с желудком, какое-то расстройство… Кстати, я ведь еще в музыкальную школу в то время ходила. И подробно все рассказала на уроке музлитературы. Было много вопросов. Про музыкантов вообще много жалостливого можно прочитать везде – я жутко жалела их за тяжелую жизнь. Особенно растрепанного глухого Бетховена. Только благодаря этой любви к Бетховену-мужчине и человеку я выучила "Лунную сонату", а также какую-то бравурную польку (которую играла так громко, что от окон люди шарахались). Сидя за инструментом, кстати, очень удобно можно читать беспрепятственно весь день, спрятав книгу под нотами на пюпитре.

Ну и, наконец, главное. Если бы я в детстве прочитала "Длинноногий дядюшка"/ "Daddy-Long-Legs", то книг я стала бы читать еще больше. А еще обязательно записывать свои мысли. Возможно, я раньше бы начала думать. Меньше плакать. Больше радоваться жизни, ценить каждый день и час такими, какие они есть. И выучила бы английский язык так, чтобы оценить, как ритмична и хороша фраза: "And I shall never let you be sorry for single instant.

Yours, forever and ever,"

Nadya Loginova


^ Шмотьева Татьяна Анатольевна,

Заведующая отделом обслуживания СОБДиЮ

Эту книгу я перечитывала столько раз, что невозможно и вспомнить! Речь идет о трилогии "Дорога уходит в даль…" А. Бруштейн.

"Я у мамы и папы одна. Ни братьев у меня, ни сестер, – как ни странно, в памяти сохранились даже начальные строки и ощущения охватывающего восторга: "Этого не может быть, но это про меня, эта книга моя! Читала я быстро и, несмотря на приличный объем, количество страниц стремительно сокращалось. Тогда хотелось не расставаться с Сашей Яновской, с ее папой который умел отвечать на любые, даже "дурацкие" вопросы, громогласной и неимоверной доброй Юзефой, и мечталось о том, чтобы эта книга никогда не заканчивалась.

А какие "вкусные", яркие описания мельчайших деталей: неспешных прогулок по старому городу, встреч с преподавателями, свежих бубликов, звучащих цыганских поэтов!

А Саша в "роли" Пецаря Рычального образа, запутавшаяся в длиннополом костюме во время домашнего спектакля!

Очень радуюсь, когда встречаю название этой книги среди книг, любимых современных девчонками!

Значительно позже я узнала, что А. Бруштейн – автор еще и 60 театральных пьес, но для меня она автор одной книги. Зато какой!


^ Хрептович Злата Вячеславовна,

Главный библиотекарьСОБДиЮ

Лунный камень!

Волшебный, магический, нежный, воздушный, он появляется и исчезает, как сама жизнь.

Я полюбила его всей душой, прочитав книгу Уилки Коллинза "Лунный камень".

В ней все прекрасно: Вечная любовь, игра человеческих страстей, таинственность и неповторимость сюжета.

Хочется читать эту книгу бесконечно!


.

7250658593958069.html
7250778136638115.html
7250905735945545.html
7250954545954223.html
7251092918105459.html